Краткое описание статьи

По результатам судовых учётов, выполненных на северо-восточном шельфе о. Сахалин в период с конца июня по октябрь 2006 г., приводятся данные по фенологии и внутрисезонной динамике численности 52 видов водных птиц. Для видов, обладающих хорошо выраженной возрастной и индивидуальной изменчивостью окраски оперения, сообщаются сведения о возрастной структуре популяций и проявлениям морфизма.

В летнее и осеннее время с 1998 по 2003 гг. на северо-восточном шельфе о. Сахалин ежегодно проводились кратковременные визуальные учёты водных птиц, их результаты опубликованы (Глущенко, Глущенко, 2007). В 2006 г. учеты были возобновлены и проходили на постоянной основе в период с 23 июня по 20 октября. Результаты этого исследования изложены в настоящей работе.

Район работы и методика исследований

Работа выполнялась в северо-восточном секторе шельфа о-ва Сахалин на Лунском и Пильтун-Астохском нефтегазовых месторождениях в районе расположения трёх нефтедобывающих платформ: Лунская (Lun-A), Моликпак (PA-A) и PA-B и на близлежащей акватории (рис. 1).
Район исследований не относится к числу важных мест размножения морских колониальных птиц. На акватории нет подходящих для этого островов, на побережье отсутствуют скалистые участки. Из колониальных птиц в значительном числе гнездятся лишь вида крачек: речная Sterna hirundo и камчатская S. camtschatica. Их колонии и разреженные поселения расположены на заболоченных участках побережья и низких песчаных островах заливов Пильтун, Чайво, Даги (Ныйский) и Набильский (Нечаев, 1991; наши данные).

Работа выполнялась в северо-восточном секторе шельфа о-ва Сахалин на Лунском и Пильтун-Астохском нефтегазовых месторождениях в районе расположения трёх нефтедобывающих платформ: Лунская (Lun-A), Моликпак (PA-A) и PA-B и на близлежащей акватории (рис. 1).
Район исследований не относится к числу важных мест размножения морских колониальных птиц. На акватории нет подходящих для этого островов, на побережье отсутствуют скалистые участки. Из колониальных птиц в значительном числе гнездятся лишь вида крачек: речная Sterna hirundo и камчатская S. camtschatica. Их колонии и разреженные поселения расположены на заболоченных участках побережья и низких песчаных островах заливов Пильтун, Чайво, Даги (Ныйский) и Набильский (Нечаев, 1991; наши данные).
Наблюдения осуществлялись с палубы водолазного судна «Fu Lai», возвышающейся примерно на 11 м над уровнем воды. Практиковались два методических подхода: стационарные учёты птиц вблизи вышеупомянутых нефтяных платформ и учёты на трансектах, предпринимаемые во время перемещения судна при смене стационаров. Общая продолжительность учётов составила более 1600 часов (табл.1). Трансектами было пройдено около 250 км: 131,6 км – в районе Лунской платформы (23-24 июня); 72,6 км – в районе Моликпака (1 сентября) и 44,7 км в районе платформы PA-B (11 сентября).
Наблюдения осуществлялись двумя учетчиками поочередно на протяжении всего светлого времени суток с незначительными перерывами на обед. Для определения видовой принадлежности птиц использовались бинокли разрешающей способности 7 х 35. Регистрировались все птицы (как сидящие на воде или судне, так и летающие над водой) на полную дальность обнаружения.

По характеру пребывания на исследуемой территории все птицы подразделялись на две условные группы – «транзитные» и «местные». К первым относили птиц с отчетливо выраженной направленностью перемещений, к последним – сидящих на воде или на судне, а также, летающих в переменных направлениях, либо кружащихся. Поскольку ситуация очень динамична (в пределах дня меняется как численность птиц, так и видовой состав) учетный день дробился на фиксированные промежутки времени, равные 30 минутам. Каждые 30 минут воспринимались как отдельный учет (тридцатиминутные срезы ситуации).
По результатам каждого получасового учета для каждого из зарегистрированных видов птиц рассчитывались два основных показателя: встречаемость (количество особей, встреченных за 1 час наблюдений – ос./ч) и плотность (количество особей, приходящихся на 1 квадратный километр акватории – ос/км2). Для транзитных птиц рассчитывалась только встречаемость. Расчет плотности осуществлялся аналогично методикам, применяемым к воробьиным птицам. В случае стационарных работ (во время якорной стоянки судна) пересчет делался на площадь круга с радиусом, равным условной дальности обнаружения видов, в случае маршрутных учетов – на прямоугольник с шириной, равной удвоенному условному радиусу (дальности) обнаружения и длиной, равной расстоянию, пройденному судном за полчаса. В качестве условной дальности обнаружения были приняты фиксированные расстояния. При стационарных учетах для мелких птиц, определенных до вида (чистики, крачки, плавунчики) принята дальность в 800 м; для птиц среднего размера (буревестники, чайки, поганки, бакланы и др.) а также, для мелких, не определенных до вида (в основном по причине значительной удалённости от наблюдателя) – 1200 м. При маршрутных учетах для определенных до вида мелких птиц – 150 м, для неопределенных – 300 м. Для птиц среднего размера (буревестники, чайки, поганки) – 300 м и для летящих стайных птиц (бакланы, гагары, утки) – 600 м (табл. 2).

Таблица 1

Распределение времени (в часах), затраченного на осуществление визуальных учетов птиц, на Лунском и Пильтун-Астохском месторождениях северо-восточного шельфа о. Сахалин в 2006 г.

ДекадыКоличество часов наблюдений     
1Июнь
0
Июль
193
Август
165
Сентябрь
159
Октябрь
55,5
Всего
572,5
20170169126,255,9521,1
313618618352,50557,5
Всего :136549517337,7111,41651,1

Ввиду того, что летний период наблюдений сопровождался частыми туманами, когда видимость колебалась в пределах от нескольких километров до 100 и менее метров, учеты на полную дальность обнаружения зачастую оказывались невозможными. При расчете встречаемости и плотности населения по данным, полученным в условиях ограниченной видимости, вместо условной дальности обнаружения бралась реальная, примерно равняющаяся видимости на момент проведения получасового учета.
В связи с тем, что чайкам свойственно приближаться к судам и определённое время следовать за ними, летящие за судном птицы этой группы на трансектах не учитывались, а их общее число при расчёте встречаемости уменьшалось вдвое.

Таблица 2

Условная дальность обнаружения, принятая при расчете плотности разных групп птиц.

Группы птицУсловная дальность обнаружения 
Стационарные учетыУчеты на трансектах
Мелкие птицы (чистики, крачки, плавунчики), определенные до вида800150
Мелкие птицы (чистики, крачки, плавунчики), не определенные до вида 1200300
Среднего размера птицы (буревестники, чайки, поганки, бакланы и др.)1200300
Стайные птицы в полете (бакланы, гагары, утки)1200600

Погодные условия на момент наблюдений оценивались по двум основным показателям, влияющим на результаты учёта птиц – по состоянию моря (волнению) и видимости. Волнение оценивалось по шкале Бофорта. Средний балл для каждой декады месяца рассчитывался на основании данных о состоянии моря за каждый получасовой промежуток времени. В летний период умеренные и значительные по силе ветры имели низкую повторяемость, и не вызывали сильного волнения моря, но с последней декады августа начался поступательный рост этого показателя. К концу периода наблюдений он вырос почти в два раза (рис. 2).

Совершенно иная динамика наблюдалась в отношении видимости. Ее состояние зависело, главным образом, от густоты и продолжительности туманов, весьма характерных для этого района в летние месяцы. Доля учётов, выполненных при видимости менее 1 км, в начале периода наблюдений составила около 30%, затем наблюдался ее поступательный рост, достигший в первой декаде августа почти 75%. В дальнейшем процент времени с ограниченной видимостью постепенно сокращался, а начиная со второй декады сентября оказался минимальным в связи с практически полным отсутствием туманов, относительно нечастыми дождями и слабо выраженной влажной дымкой (рис.2). При видимости менее 100 м и волнении моря выше 5 баллов учеты не проводились либо данные, полученные в этих условиях, в расчет не принимались. Под летним и осенним периодами понимались данные, собранные, соответственно в календарные сроки лета или осени.

Видовые названия птиц и порядок следования таксонов в очерках даны по Е.А. Коблику с соавторами (2006), с некоторыми отступлениями, касающимися систематики чаек, в частности, весьма спорного надвидового комплекса argentatus. Ввиду значительного фенотипиче-ского сходства Larus cachinnans и L. heuglini, регистрируемых на о. Сахалин, и невозможности их надежной идентификации в природе, мы условно относим эти формы к L. argentatus.
Все приводимые в настоящей работе таблицы и рисунки относятся к одному району – акватории Лунского и Пильтун-Астохского месторождений северо-восточного шельфа Са-халина и к одному сезону (2006 г.), поэтому в заголовках к ним, во избежание многократных повторений, не указываются год и место сбора материала.

Результаты

За весь период наблюдений было зарегистрировано 156973 особей водных птиц, относящихся к 52 видам, 11 семействам и 6 отрядам (табл. 3).

Таблица 3

Результаты учёта водных птиц (в особях) на акватории Лунского и Пильтун-Астохского месторождений северо-восточного шельфа Сахалина

Вид, группа species, group of sp.23-01-11-21-301-11-21-01-11-221-01-11-Всего
3 0061 0072 0071071 0082 0083 1081 0090093 0091 0102 010/ total
1краснозобая гагара Gavia steLLata1000000040005
2Чернозобая гагара Gavia arctica410000051500025
3Белоклювая гагара Gavia adamsii1000000000001
Гагара, не определена Gavia sp.540000071212379122
Всего гагаровых/Divers total11500000123112379153
4Серощёкая поганка Podiceps grisegena0000000000516
Всего поганковых Grebes total0000000000516
5Глупыш Fulmarus glacialis3122177174925091123284433609026326802
6Бледноногий буревестник Puffinus carneipes0001000000001
7Серый буревестник Puffinus griseus130131305141633100002772
8Тонкоклювый буревестник Puffinus tenuirostris39403506019592001101100004524
Буревестник, ближе не определённый PetreL sp.631223913371808437160633136292236360454
Всего буревестниковых/Petrels total415219617516774113322906140937776156312836694553
9Сизая качурка Oceanodroma Furcata0331100000000044
Всего качурковых/Storm-Petrels total0331100000000044
10Берингов баклан PhaLacrocorax peLagicus11585390012364681121671941201
Всего баклановых Cormorants total11585390012364681121671941201
11Гуменник Anser fabaLis000000001000010
Гусь, не определён Anser sp.000000000037037
Всего гусей/Geese total0000000010037047
12Кряква Anas platyrhynchos100000054400050
13Свистунок Anas crecca000000063100037
14Свиязь Anas penelope00000000158000158
15Шилохвость Anas acuta0000000400004
16Широконоска Anas cLypeata0000000020002
Речная утка, sp. River Duck sp.00000007580800163
17Морская чернеть Aythya mariLa000000006800068
Чернеть, sp. Aythya sp.0000000020002
18Каменушка Histrionicus histrionicus11644344045129152011355
19Морянка Clangula hyemalis000000000005858
20Гоголь Bucephala clangula0000000020002
21Горбоносый турпан m. Deglandi1951100009101514790
22Американская синьга Melanitta americana3020000000005
23Длинноносый крохаль Mergus serrator0000000000011
Утка sp. Duck sp.10000001522456200316
Всего уток / Ducks total140491644041197509454771311
24Круглоносый плавунчик Phalaropus lobatus80668116421493804660001415
25Плосконосый плавунчик Phalaropus fulicarius003000100000031
Плавунчик, не определён Phalaropus sp.0003500030000065
Всего плавунчиковых /80698151421503807660001511
Phalaropes total254823543180010136
26Средний поморник Stercorarius pomarinus
27Короткохвостый поморник
Stercorarius parasiticus
447254733342526000205
28Длиннохвостый поморник
Stercorarius longicaudus
02001214100011
Поморник, не определён Skua sp.111413291453191518000186
Всего поморниковых /1725246285142855245010538
Skuas total
29Озёрная чайка Larus ridibundus1101102148311621197
30Серебристая чайка Larus argentatus103178871311903687304932121601
31Тихоокеанская чайка Larus schistisagus5955611703591124112134518514427617826140
32Серокрылая чайка Larus glaucescens4000000000015
33Бургомистр Larus hyperboreus400200014161432
34Сизая чайка Larus canus111682429127811492191332681983
35Чернохвостая чайка Larus crassirostris01210623900024
36Моевка Rissa tridactyla2569738614571325535802514840187176151990225037002
37Красноногая моевка Rissa brevirostris0001000000001
Чайка, не определена GuLL sp.128063439470013224510832133202516764
Всего чайковых / Guls total447419381199694228945947548649521414822351855157953649
38Речная крачка Sterna hirundo3044302716133112200340
39Камчатская крачка Sterna camtschatica251389146790000172
Крачка, не определена Sterna sp.04613083213721225190000978
Всего крачковых / Terns total597844033210443673022001490
40Тонкоклювая кайра Uria aalge567911153200049
41Толстоклювая кайра Uria lomvia231325420000031
Кайра, не определена Uria sp20415614020260815896202920
42Тихоокеанский чистик Cepphus columba1100000000002
43Очковый чистик Cepphus carbo3124614214810000109
44Длинноклювый пыжик Brachyramphus perdix032261130200029
45Старик Synthiboramphus antiquus02302033623000592
46Большая конюга Aethia cristatella381485910740000000356
47Малая конюга Aethia pygmaea1030000000004
48Конюга-крошка Aethia pusilla4000000000004
Конюга, sp. Aethia sp.0000000001001
49Белобрюшка Cyclorrhynchus psittacula0010000000001
50Тупик-носорог Cerorhinca monocerata1033255194198000231
51Ипатка Fratercula corniculata41263210000423
52Топорок Lunda cirrhata161349742314320000194
Чистик, не определён Auk sp.451350226362214152001424
Всего чистиковых / Auks total32435836365716720312214112030122470
Всего водных птиц /
Water bIrds total55094698414315039145573644347070653116036248921502308156973

Летом и осенью 2006 г. на исследуемой акватории было зарегистрировано соответственно 42 и 40 видов птиц. Фаунистическое сходство, оцененное по формуле Чекановского-Сьеренсена, составило 74,7%. Это свидетельствует о заметных сезонных изменениях в фаунистическом составе, обусловленных, в первую очередь, миграционными процессами. Наименее изменчивым по сезонам оказался видовой состав семейств чайковых, буревестниковых и чистиковых (сезонное сходство соответственно 94,1%, 85,7% и 76,2%), а самым нестабильным – семейства утиных (37,5%). По уровню видового разнообразия в летний период были наиболее широко представлены чистики и чайки, осенью на первую позицию вышли утиные (рис. 3). Согласно стационарным наблюдениям, суммарная плотность водных птиц в летний период 2006 г. поступательно нарастала от 31,3 до 339,5 ос/км2, составив в среднем за период исследований около 99,8 ос/км2. В осенний период она колебалась в пределах от 38,7 до 73,0 ос/км2, а в среднем по сезону оказалась в 2,7 раза ниже, чем летом. В то же время видовое разнообразие в течение лета сохранялось примерно на одном уровне и заметно снизилось в октябре (рис. 4).

Семейство гагаровые – Gavii dae

Содержит пять современных видов, четыре из которых, за исключением Gavia immer, известны для о. Сахалин (Нечаев, 2005). В пределах исследуемой акватории, явно обитают все четыре вида гагар, однако, достоверно доказать присутствие белошейной гагары G. pacifica, трудноотличимой от более многочисленной здесь чернозобой гагары G. arctica, не представлялось возможным в силу специфики условий работ. Скорее всего, вид присутствует в районе исследований, но в учетных данных проходит как чернозобая гагара.

Летом гагары встречались нерегулярно и лишь в последней декаде июня и в первой декаде июля с частотой до 0,08 ос/час (в среднем 0,02 ос/час), составляя немногим более 0,01% от общего числа водных птиц акватории. В осенний период они не представляли редкости, в среднем составив 0,46% от общего числа зарегистрированных водных птиц. Их встречаемость осенью варьировала в пределах от 0,05 до 1,41 ос/час (в среднем 0,4 ос/час), с максимумом в самом конце наших наблюдений – во второй декаде октября (табл. 4), когда у восточных побережий Сахалина протекает массовый пролёт чернозобой гагары (Глущенко, 2001).
Транзитный осенний пролёт гагар носит ярко выраженный дневной характер. Птицы летят преимущественно в южном направлении одиночно, либо рыхлыми группами, численность которых чаще всего составляет менее 10 особей. Трофические остановки гагар на исследуемой акватории носят единичный характер. Все птицы, отмеченные в летний период, в том числе в разгар сезона размножения, летели в северном направлении, характерном для весеннего пролёта.

Это даёт нам повод предполагать, что у неразмножающихся особей гагар «весенний» пролёт на северо-восточном шельфе Сахалина завершается лишь в начале июля. По отношению к судам и морским сооружениям пролётные гагары проявляли определённую осторожность – изменяли траекторию полёта, а на воде в непосредственной близости от судов эти птицы никогда не наблюдались.
Наиболее многочисленным видом оказалась чернозобая гагара Gavia arctica, составившая 80,6% от общего числа птиц данного семейства. В летний период одиночки, летящие в северном и северо-восточном направлениях, регистрировались с 30 июня по 9 июля, а осенью одиночки и группы птиц, летящих транзитом в южном и близком к нему направлениях, регистрировались на различных участках исследуемой акватории со 2 сентября до конца наших наблюдений. Краснозобая гагара Gavia stellata наблюдалась лишь одиночными особями: 30 июня зарегистрирована неполовозрелая птица, летящая в северо-восточном направлении, а на осеннем пролёте дважды (14 и 17 сентября) отмечены транзитные одиночки. Белоклювая гагара Gavia adamsii была зарегистрирована единственный раз – 26 июня неполовозрелая птица летела в северо-восточном направлении.

Семейство поганковые – Podicipedidae

Отмечена лишь серощёкая поганка Podiceps grisegena, в осенний период составившая около 0,02% от общего числа зарегистрированных водных птиц. Фиксировались одиночные особи и пары в период с 8 по 12 октября. Их средняя встречаемость осенью составила немногим более 0,02 ос/час. Поганки проявляли толерантность по отношению к морским сооружениям и судну, с которого проводились наблюдения.

Семейство бу ревестниковые – Procellariidae

На исследуемой акватории в 2006 г. было отмечено 4 вида буревестниковых, суммарно составивших 72,5% в летний период и 7,1% – осенью от общего числа зарегистрированных птиц. По данным стационарных учётов суммарная плотность подекадно менялась в пределах от 0,24 ос/км2 (первая декада октября) до 67,1 ос/км2 (последняя декада августа), в среднем составляя 13,8 ос/км2 (табл. 5).

 

По данным маршрутных учётов общая плотность буревестников в летний период (23-24 июня) составила 1,76 ос/км2, а осенью (01 и 11 сентября) – соответственно 6,21 и 0,21 ос/км2.
Глупыш – Fulmarus glacialis (Linnaeus, 1761). Обычный кочующий вид шельфовой зоны Сахалина, встречающийся как в летний, так и в осенний периоды. В непосредственной близости от берега глупыш появляется обычно лишь во время штормов. Часть птиц сопровождает суда. Отмечены скопления у нефтедобывающих платформ, наиболее выраженные в первой и второй декадах августа. Птицы рыхлыми группами отдыхают и кормятся на воде в непосредственной близости от корпусов судов, обслуживающих платформу, что в некоторые дни вносило явные погрешности в результаты наших учётов. Доля глупыша от общего количества зарегистрированных буревестников составила 28,9% в летний период и 1,5% в осенний, а наибольшая численность пришлась на первую и вторую декаду августа (рис. 5).

Средняя плотность глупыша в летний период составила 7,6 ос/км2 при декадных флуктуациях от 0,59 до 26,6 ос/км2. В осенний период она была почти в 400 раз меньшей, чем летом, и составила лишь немногим более 0,02 ос/км2, при колебаниях от 0 до 0,05 ос/км2 в отдельные декады. Доля особей светлой морфы в летний период была гораздо меньшей, чем в осенний (соответственно 4,2% и 28,6% от общего числа встреченных птиц), что вполне согласуется с данными, полученными нами в 1998-2003 гг. (Глущенко, Глущенко, 2007).
Бледноногий буревестник – Puffinus carneipes Gould, 1884. Летне-осенние кочёвки данного вида в Охотском море на севере ограничиваются районом мыса Терпения (Шунтов, 1998). На исследуемую акваторию бледноногий буревестник проникает крайне редко. Одна из таких особей была зарегистрирована у Лунской платформы 21 июля 2006 г.
Серый буревестник – Puffinus griseus (Gmelin, 1789). Многочисленный кочующий вид шельфовой зоны Сахалина. Ввиду того, что серый буревестник в природных условиях довольно трудно отличим от тонкоклювого буревестника, также многочисленного в районе исследований, при оценке плотности и встречаемости этих видов мы оперировали двумя категориями учетных данных.

Первую категорию составили птицы, определенные с точностью до вида, вторую – не определённые до вида буревестники. В последнюю попали только серый и тонкоклювый буревестники, поскольку другие представители этого семейства во время учетов идентифицировались достаточно хорошо. Соотношение численности двух видов в районе исследований весьма изменчиво. По нашей оценке на долю серого буревестника в летний период пришлось 38,2%, в осенний – 27,9%, а наибольшая суммарная плотность двух видов отмечена во второй и третьей декадах августа (рис. 5).
Тонкоклювый буревестник – Puffinus tenuirostris (Temminck, 1835). Как и предыдущий вид, относится к многочисленным кочующим птицам исследуемой акватории. Средняя плотность его населения в летний период 2006 г. составила 64,9 ос/км2, а осенью – 2,21 ос/км2. Виду свойственно явление морфизма, проявляющееся в окраске нижней поверхности крыльев. В наших учётах доля птиц со светлым исподом крыла составила 29,4% (n=245), что незначительно больше, чем в 1998-2003 гг. (Глущенко, Глущенко, 2007).

Семейство качурковые – Hydrobatidae

В качестве редкого кочующего вида отмечена лишь сизая качурка Oceanodroma furcata, наблюдавшаяся в летний период (с 5 по 19 июля). Было зарегистрировано 44 особи, что составляет около 0,05% от общего числа буревестникообразных птиц и около 0,03% от числа водных птиц, учтённых на акватории за весь период работ в 2006 г. В 81,3% случаев отмечались одиночные особи, а в остальное время регистрировались группы, насчитывающие до 6 экземпляров, разрозненно кормящихся совместно с другими морскими птицами (чайками и глупышами).

Семейство баклановые – Phalacrocoracidae

Обычным пролётным и очень малочисленным летующим видом был берингов баклан Phalacrocorax pelagicus. Транзитный «весенний» пролёт первогодков вдоль северо-восточного побережья Сахалина, как и в случае с гагаровыми, продолжался, по меньшей мере, до конца первой декады июля. Осенние миграции в обратном направлении зафиксированы уже с начала сентября (заключение о наличии осенней миграции сделано на основании генерального направления перемещений птиц и роста встречаемости вида на исследуемой акватории). Транзитный осенний пролёт идет преимущественно стаями, насчитывающими от нескольких особей до нескольких десятков экземпляров (рис. 6).

Семейство утиные – Anatidae

Из 13 представителей этого семейства, зарегистрированных на шельфе в ходе наших работ, подавляющее большинство видов (в частности гуси и речные утки) были отмечены в небольшом числе и только во время транзитного осеннего пролёта (табл. 3). Исключение составили 3 вида нырковых уток, учтенных в летний период: каменушка Histrionicus histrionicus, американская синьга Melanitta americana и горбоносый турпан M. deglandi. Наиболее многочисленной оказалась каменушка, составившая в среднем за период наблюдений около 39% от общего числа зарегистрированных уток, а в летний и осенний периоды соответственно 83,8% и 17,8%. Её средняя встречаемость в летний и осенний периоды составила соответственно 0,2 и 0,4 ос/час, а средняя плотность населения достигла 0,05 ос/км2 летом и 0,09 ос/км2 – осенью. Обычно отмечались одиночки (около 30% встреч) и небольшие группы птиц, численностью до 10 особей. Редко наблюдались стаи (6,7%), насчитывающие до 18 особей, в среднем 3,4 особи на стаю. Характерной поведенческой особенностью каменушки является ее тяготение при кормлении и отдыхе к морским сооружениям, заякоренным или дрейфующим судам. Птицы держатся в непосредственной близости от корпуса судна, располагаясь обычно с подветренной стороны, защищённой от волн. Чаще всего они прилетают к судну на рассвете и нередко держатся у него до наступления сумерек.
Американская синьга отмечена лишь дважды: 30 июня (группа из 3 особей) и 16 июля (пара), тогда как горбоносый турпан являлся обычным пролётным и летующим видом, составившим около 10,9% от общего числа зарегистрированных и определённых до вида уток. В осенний и летний периоды на его долю приходилось соответственно 6,4% и 16,5%. Средняя встречаемость турпана составила 0,01 ос/час в летний период и 0,16 – в осенний при колебаниях в отдельные декады от 0 до 0,29 ос/час.

Семейство бекасовые – Scolopacidae

Из 18 отмеченных во время наших работ представителей этого семейства, лишь два вида относятся к типичным водным птицам: круглоносый Phalaropus lobatus и плосконосый Ph. fulicarius плавунчики. Круглоносый плавунчик – обычный пролётный и летующий вид исследуемого района. В летний и осенний периоды он составил соответственно 1,1 и 0,3% от общего числа зарегистрированных водных птиц. Наблюдался 98 раз в период с 23 июня по 14 сентября, как одиночными птицами, так и в группах до 110 особей. Среднее число птиц в стае (n=98) составило 14,4 особи. Наиболее часто встречались группы, насчитывающие от 2 до 25 особей, а основная их масса птиц держалась в стаях численностью от 11 до 50 особей (рис. 7).

Транзитный пролёт не выражен: обычно птицы держатся на воде, не обращая никакого внимания на присутствующие на акватории суда и платформы. Максимальная плотность населения (2,8 ос/км2) отмечена во второй декаде июля, когда встречались исключительно взрослые птицы. Второй, менее выраженный рост плотности круглоносого плавунчика (1,3 ос/км2), обусловленный появлением молодых особей, отмечен в последней декаде августа.
Плосконосый плавунчик – редкий пролётный и летующий вид, составивший лишь 2,1% от общего числа плавунчиков, достоверно определенных до вида. Птицы наблюдались в период с 14 июля по 19 августа, одиночно или группами, не превышающими 4 особи. В большинстве случаев они держались на воде в составе более крупных стай предыдущего вида.

Семейство поморниковые – Sterсorariidae

В период исследований зарегистрированы три арктических вида: средний Stercorarius pomarinus, короткохвостый S. parasiticus и длиннохвостый S. longicaudus поморники (табл. 6).
Наиболее обычным являлся короткохвостый поморник, в среднем составивший 58,2% от общего числа зарегистрированных видов этого рода (соответственно 53,7% в летний, и 78,5% в осенний периоды). Он отмечался с 24 июня по 18 сентября. Взрослые птицы составили около 61,3%, а птицы в переходном наряде – 22,6%. Первогодки встречались редко – первая достоверная регистрация датирована 3 сентября. Чаще всего (68,5% встреч) наблюдались одиночные особи, реже – пары (15,3%), тройки (12,1%) и четвёрки (2,4%). По одному разу были встречены группы, состоящие из 5 и 8 птиц. Иногда наблюдались одиночки в составе групп других видов поморников: 24 июня неполовозрелая птица совместно со средним поморником и 18 августа взрослая птица в группе, состоящей из 3 взрослых средних поморников. Особи меланистической цветовой вариации составили 19,4%.
Средний поморник составил 38,6% от общего числа зарегистрированных на акватории поморников, видовая идентификация которых не вызывала сомнений (летом их доля была 44,3%, осенью – 13,8%). Он наблюдался с 24 июня по 3 октября. Меланистическая вариация составила около 10% популяции. Птицы во взрослом наряде составили 66,9% популяции; молодые особи были редки (16,9%), прочие неполовозрелые птицы составили 16,2%. Первая молодая птица зафиксирована 16 августа. Транзитный пролёт практически не выражен. Чаще всего наблюдались одиночные особи (82,6% встреч), реже – пары (10,1%) и тройки (7,3%).
Длиннохвостый поморник в среднем составил 3,1% от общего числа зарегистрированных на акватории поморников (соответственно 2,1% в летний и 7,7% в осенний периоды). Он наблюдался 11 раз в период с 10 июля по 18 сентября, и всегда единичными особями. Одна из птиц имела короткий хвост (молодой экземпляр), остальные – заметно удлиненный, как у взрослых экземпляров. Две длиннохвостые птицы имели грязно-серое оперение (второй летний наряд).

Таблица 6

Плотность населения (ос/км2) и встречаемость (ос/час) представителей семейства поморниковых

Вид /Speciesпоказатель /23-01-111-21-01-11-21-01-11-21-01-11-
parameter3 0060072 0073 1071 0082 0083 1081 0092 0093 0091 0102 010
Средний поморникВс0,0100,030,0300,050,220,380,220,06000,020
Stercorarius pomarinusПл0,01<0,010,010,010,060,090,050,01000,010
КороткохвостыйВс0,040,030,050,180,440,240,250,190,12000
поморник s. ParasiticusПл0,02<0,010,010,050,110,050,060,040,03000
ДлиннохвостыйВс00,02000,010,010,010,030000
поморник s. LongicaudusПл0<0,0100<0,01<0,01<0,010,010000
Поморник, ближеВс0,10,090,10,20,180,380,140,110,08000
не определённый Skua sp.Пл0,03<0,010,030,050,050,090,030,030,02000
Всего поморниковых /Вс0,150,170,180,430,851,010,620,390,200,020
Skuas totalпл0,06<0,010,050,110,220,230,140,090,0500,010

Семейство чайковые – Laridae

Чайки являются одной из самых многочисленных групп морских птиц исследуемой акватории. Летом и осенью они суммарно составили соответственно 23,1 и 83,3% от общего числа зарегистрированных водных птиц (в среднем 34,2%). Если в первом случае они заняли второе место (после буревестниковых), то во втором явились абсолютно доминирующей группой. Самым массовым видом чайковых являлась моевка, составившая 53,4% от общего числа зарегистрированных здесь чаек, определённых до видового уровня. Видовой состав чаек в летний и осенний периоды был почти идентичен (за исключением случайных встреч очень редких видов), а два доминирующих вида (моевка и тихоокеанская чайка) сохраняли господствующее положение, в то время как соотношение встречаемости второстепенных видов значительно отличалась за счёт увеличения в осенний период доли мигрантов.
Средняя встречаемость чаек составила 35,2 ос/час, причём осенью она была в 1,3 раза выше, чем в летнее время (соответственно 41,3 и 30,9 ос/час). Во время проведения стационарных наблюдений плотность населения чаек в летнее время колебалась от 3,2 до 12,1 ос/км2, в среднем составляя 7,5 ос/км2, а в осенний период она находилась в пределах от 7,6 до 14,7 ос/км2 при среднем значении 9,4 ос/км2 (табл. 7).

Таблица 7

Плотность населения (ос/км2) и встречаемость (ос/час) чайковых

Вид / SpeciesПоказатель /
parameter
   Декады месяцев / Decades        
23-01-11-21-01-11-21-01-11-21-01-11-
3 0061 0072 0073 1071 0082 0083 1081 0092 0090091 0102 010
Озёрная чайка
Вс0,100,010,070,020,10,060,230,080,040,020,02
Larus ridibundusschistisagusПл0,0300,010,020,010,020,010,050,020,01<0,010,04
Серокрылая чайка
Вс0,090,020,130,610,670,221,372,783,30,930,580,22
Larus glaucescensПл0,02<0,010,040,150,170,050,310,630,750,210,130,05
Тихоокеанская чайкаВс5,033,691,32,511,060,290,872,68,18,4213,714,0
Larus schistisagusПл1,220,90,360,630,270,070,20,591,844,013,123,18
Серокрылая чайкаВс0,0400000000000,02
Larus glaucescensПл0,0200000000000,04
БургомистрВс0,04000,020000,010,020,020,110,25
Larus hyperboreusПл0,02000,01000<0,010,01<0,010,020,06
Сизая чайкаВс0,010,010,010,470,220,210,090,595,444,172,44,79
Larus canusПл<0,01<0,010,010,120,060,050,020,131,240,950,541,09
Чернохвостая чайкаВс00,010,020,0100,040,020,030,04000
Larus crassirostrisПл0<0,010,01<0,0100,010,010,010,02000
МоевкаВс21,724,854,6939,9324,1441,237,1330,3332,528,9316,254,47
Rissa tridactylaПл5,281,21,39,986,049,368,446,897,386,583,691,02
Красноногая моевкаВс0000,0100000000
Rissa brevirostrisПл000<0,0100000000
Чайка, не определенаВс10,824,173,014,891,250,170,040,8215,10,0570,364,49
Gull sp.Пл2,611,00,841,220,310,040,010,193,440,010,081,02
Всего чайковыхВс37,8211,989,1748,527,3642,2339,5837,3964,642,5733,4228,25
Gulls totalПл9,23,22,5712,16,869,69, 08,4914,79,687,66,42

* Вс – ос/час / ind. per hour; Пл – ос/км2/ ind. per km2

При проведении маршрутных учётов суммарная плотность населения чаек в летний период (23-24 июня) составила 0,17 ос/км2, а осенью (1 и 11 сентября) достигла соответственно 1,4 и 4,8 ос/км2. Таким образом, плотность их населения на маршрутах оказалась намного ниже, чем при стационарной работе у платформ: летом – более чем в 40 раз, а осенью в более чем в 3 раза. Эти данные свидетельствуют о том, что районы размещения платформ с комплексом обслуживающих судов являются местом, где плотность населения чаек многократно выше, чем в целом по акватории.

Таблица 8

Возрастной состав различных видов чайковых (в %)

Вид / SpeciesВозраст /23-01-11-21-01-11-21-01-11-21-01-11-
age3 0061 0072 0073 1071 0082 0083 1081 0092 0093 0091 0102 010
Озёрная чайкаad100010010085,710033,357,11001000
Larus ridibundussad01000014,3011,10000
Juv00000055,642,900100
Серебристая чайкаad20058,820,949,373,378,085,784,285,496,992,9
Larus argentatussad8010041,279,150,726,72214,312,912,500
Juv000000002,92,13,17,1
Тихоокеанская чайкаad5,86,319,35,313,527,530,837,832,736,942,454,4
Larus schistisagussad94,293,780,794,784,672,520,518,66,47,76,64,4
Juv00001,9048,743,660,955,451,041,2
Серокрылая чайкаad0100
Larus gLaucescenssad1000
Juv00
Бургомистрad00100501007593,3
Larus hyperboreussad1001000500256,7
Juv0000000
Сизая чайкаad10010010095,691,389,533,375,664,772,374,689,8
Larus canussad0004,48,77,916,711,518,926,524,610,2
Juv000002,65012,916,41,20,80
Чернохвостая чайкаad010010000040
Larus crassirostrissad100000000
Juv000100100100100
Моевкаad16,526,931,318,725,528,440,157,355,959,244,766,5
Rissa tridactylasad83,573,168,781,374,571,659,942,641,432,642,729,2
Juv00000000,12,78,212,64,3
Красноногая моевкаad0
Rissa brevirostrissad100
Juv0

* Вс – ос/час / ind. per hour; Пл – ос/км2/ ind. per km2

В осенний период для некоторых видов чаек (серебристая, тихоокеанская и некоторые другие) характерно наличие выраженного пролёта, в то время как для ряда других (например, моевки), транзитные миграции визуально не прослеживаются при чёткой выраженности суточных кормовых перемещений.

Возрастной состав чаек отличался у разных видов, и был достаточно динамичен во времени. Если летом у всех обычных и многочисленных видов значительно преобладали неполовозрелые особи, то в осенний период соотношение птиц различных возрастных категорий значительно варьировало (табл. 8).
Озёрная чайка – Larus ridibundus Linnaeus, 1766. Редкий пролётный и летующий вид, составивший, как летом, так и осенью лишь около 0,2% от общего числа определённых до вида чаек. Наблюдалась в течение практически всего срока работ (с 27 июня по 15 октября). Встречаемость в летний период колебалась от 0 до 0,1 ос/час, в среднем составив 0,05 ос/час, а осенью при вариациях от 0,02 до 0,23 ос/час, в среднем достигла 0,08 ос/час.

Средняя плотность в летний и осенний периоды составила соответственно 0,01 и 0,02 ос/км2. В летний период 93,2% птиц (n=44) оказались взрослыми; осенью взрослые птицы также оказались в большинстве (54,5%), молодые особи составили 40,9%, а 4,5% от общего числа птиц данного вида, возраст которых был установлен, были в возрасте одного года. В подавляющем большинстве случаев (77%) наблюдались одиночные особи, максимальная группа включала 8 экземпляров, а среднее число птиц в стае составило лишь 1,5 особи. При трофических остановках, озёрные чайки тяготели к судам, часто вливаясь в состав смешанных групп других видов чаек (чаще всего моевок).

Серебристая чайка – Larus argentatus Pontoppidan, 1763. Обычный пролётный и летующий вид. В среднем составила 3,4% от общего числа зарегистрированных на акватории чаек, в том числе 3,1% летом и 3,9% в осенний период. Встречаемость в летний период в среднем составила 0,44 ос/час (при колебаниях от 0,02 до 1,37 ос/час), а осенью достигла 1,56 ос/час (при колебаниях от 0,22 до 3,3 ос/час). По результатам стационарных наблюдений плотность серебристой чайки в летний период в среднем составила 0,11 ос/км2 (при колебаниях от 0,01 до 0,31 ос/км2), а осенью достигла 0,35 ос/км2 (при колебаниях от 0,05 до 0,75 ос/км2). При проведении ограниченных маршрутных учётов в летний период (23-24 июня) этот вид не наблюдался, а его плотность 1 сентября и 11 сентября достигла соответственно 0,13 и 0,54 ос/км2.

Вид наблюдался в течение всего периода работ, причём в самом начале наблюдений абсолютно доминировали неполовозрелые птицы в промежуточных нарядах, но уже к середине августа преобладали взрослые особи, а молодые экземпляры (сеголетки) появились со второй декады сентября, возрастая в численности, но оставаясь в меньшинстве до конца наших наблюдений (рис. 8).
Во многих случаях эти чайки держались одиночно и рассеянными группами, а самая крупная стая включала 38 экземпляров. Птицы явно привлекались судами и платформами, и часть из них надолго останавливалась здесь, вливаясь в общую многовидовую группировку скопившихся чаек.

Тихоокеанская чайка – Larus schistisagus Stejneger, 1884. Обычный пролётный и летующий вид, который наблюдался в течение всего периода работ. В среднем по результатам стационарных наблюдений тихоокеанская чайка составила 13,1% от общего числа зарегистрированных на акватории чаек, в том числе 7,8% летом и 19,7% в осенний период. При тех же условиях её встречаемость в летний период в среднем составила 2,11 ос/час (при колебаниях от 0,29 до 5,03 ос/час), а осенью достигла 9,36 ос/час (при колебаниях от 2,6 до 14,0 ос/час). Плотность населения в летний период в среднем составила 0,5 ос/км2 (при колебаниях от 0,07 до 1,22 ос/км2), а осенью достигла 2,55 ос/км2 (при колебаниях от 0,59 до 4,01 ос/км2). При проведении маршрутных учётов плотность вида в летний период (23-24 июня) составила 0,01 ос/км2, а осенью (1 и 11 сентября) достигла соответственно 0,07 и 0,6 ос/км2. Среди встреченных летом птиц, у которых была проведена возрастная диагностика (n=2127), около 87,4% составляли особи в промежуточных нарядах; 9,5% были взрослыми, а 3,1% составляли молодые птицы, первое появление которых зарегистрировано 26 августа. Осенью возрастной состав популяции резко поменялся: из 3127 птиц немногим более 63,3% особей были взрослыми, лишь 3,9% носили промежуточные наряды, а 32,8% являлись молодыми птицами (рис. 9).
Серокрылая чайка – Larus glaucescens Naumann, 1840. Редкий пролётный и летующий вид. Особь в промежуточном наряде (скорее всего одна и та же) наблюдалась у Лунской платформы 26, 28 и 30 июня; взрослая птица зарегистрирована у Моликпака 15 октября.

Бургомистр – Larus hyperboreus Gunnerus, 1767. Редкий пролётный и летующий вид, крайне нерегулярно регистрировавшийся в период с 27 июня по 19 октября, и составивший около 0,07% от общего числа зарегистрированных на акватории чаек (немногим более 0,02% в летний период, и 0,12% осенью). При тех же условиях встречаемость бургомистра в летний период в среднем составила 0,01 ос/час, а осенью его средняя встречаемость достигла 0,08 ос/час, прогрессивно нарастая от 0,01 ос/км2 в первой декаде сентября до 0,25 ос/км2 во второй декаде октября. Все встреченные летом птицы носили промежуточные наряды; осенью большинство особей (77,8%) оказались взрослыми, а остальные, судя по окраске, относились к категории неполовозрелых.

Сизая чайка – Larus canus Linnaeus, 1758. Обычный пролётный и редкий летующий вид, наблюдаемый в течение всего почти всего периода работ на акватории (с 30 июня по 20 октября). В среднем сизая чайка составила 4,2% от общего числа зарегистрированных на акватории чаек, в том числе 0,5% летом и 8,7% в осенний период. При тех же условиях её встречаемость в летний период в среднем составила 0,15 ос/час (при колебаниях от 0,01 до 0,45 ос/час), а осенью достигла 3,48 ос/час (при колебаниях от 0,59 до 5,44 ос/час). Плотность в летний период в среднем составила 0,04 ос/км2 (при колебаниях от 0 до 0,12 ос/км2), а осенью достигла 0,59 ос/км2 (при колебаниях от 0,13 до 1,09 ос/км2). Крупных групп эти чайки не образовывали (максимальная стая насчитывала 87 экземпляров), а среднее количество птиц в стае составило 3,8 особей. Большинство встреченных летом птиц (88,2%) были взрослыми, 6,9% носили промежуточные наряды, а 4,9% оказались молодыми. Первая встреча молодого экземпляра состоялась уже 11 августа, что явно свидетельствует о близости размещения мест размножения, которые ранее по косвенным данным были выявлены в окрестностях г. Поронайск (Глущенко, 2002), хотя на Северном Сахалине пока не обнаружены (Тиунов, Блохин, 2005). Осенью большинство особей (71,1%) являлись взрослыми птицами, в то время как на молодых и промежуточных особей приходилось соответственно 9,7 и 19,2% (рис. 10).
Чернохвостая чайка – Larus crassirostris Vieillot, 1818. Редкий пролётный и летующий вид. Летом встречено 3 взрослые птицы: одна в промежуточном наряде и 8 молодых (наиболее ранняя регистрация молодого экземпляра состоялась 13 августа); осенью зарегистрировано 2 взрослых и 6 молодых чаек (табл. 2).

Моевка – Rissa tridactyla (Linnaeus, 1758). Обычный пролётный и летующий вид, наблюдаемый в течение всего периода работ, и самый многочисленный среди чаек исследуемой акватории. Массовость данного вида в первую очередь связана с тем, что крупные скопления птиц в светлое время суток тяготеют к добывающим платформам и обслуживающим их судам. К вечеру скопления птиц формируются у платформ, за ночь их относит течение, а утром они вновь концентрируются здесь. В среднем моевка составила 78,9% от общего числа зарегистрированных на акватории чаек и 23,6% от суммарного количества всех водных птиц. В летний период данные показатели составили соответственно 89,9% и 18,2%, а в осенний период они достигли 65,5% и 46,9%. По результатам стационарных наблюдений встречаемость моевки в летний период в среднем составила 20,3 ос/час (при колебаниях от 4,7 до 41,2 ос/час), а осенью достигла 22,5 ос/час (при колебаниях от 4,5 до 32,5 ос/час). Плотность в летний период в среднем составила 5,94 ос/км2 (при колебаниях от 1,2 до 9,98 ос/км2), а осенью достигла 5,11 ос/км2 (при колебаниях от 1,02 до 7,38 ос/км2). При проведении маршрутных учётов плотность моевки в летний период (23-24 июня) составила 0,16 ос/км2, а осенью (1 и 11 сентября) достигла соответственно 1,2 и 3,6 ос/км2. Среди встреченных летом птиц, возрастная диагностика которых была выполнена (n=10588), около 70,5% составили особи в промежуточных нарядах, остальные птицы внешне выглядели взрослыми.

Осенью возрастной состав популяции резко изменился. Из 6380 птиц немногим более 56,5% особей были взрослыми, 41,1% моевок составили птицы в промежуточных нарядах, и лишь 2,4% были представлены молодыми птицами, первое появление которых зарегистрировано 4 сентября (рис.11).
Красноногая моевка – Rissa brevirostris Bruch, 1853. Редкий летующий вид. Одиночная особь в возрасте одного года зарегистрирована в скоплении различных видов чаек у Лунской платформы 26 июля.

Семейство крачковые – Sternidae

На исследуемой акватории выявлено 2 вида крачек, в значительном количестве гнездящихся в прибрежной зоне северо-восточного Сахалина. Речная и камчатская крачки являются вполне обычными видами, но их суммарная плотность и встречаемость на акватории значительно ниже, чем соответствующие показатели у чайковых (табл. 9).

Таблица 9

Плотность населения (ос/км2) и встречаемость (ос/час) крачковых

 Речная крачкаSterna hirundoКамчатская крачкаSterna camtschaticaSterna sp Всего крачковыхSternidae total
ДекаДы месяцеВ /
DecaDes
Вс *ПлВсПлВсПлВсПл
(23-30)/060,020,010,010,01000,030,02
(01-10)/07000,03<0,010,03<0,010,01<0,01
(11-20)/070,030,020,10,060,460,260,590,34
(21-31)/070,30,170,620,342,150,543,071,05
(01-10)/08000,010,010,30,170,310,18
(11-20)/080,190,090,330,160,970,221,490,47
(21-31)/080,110,050,050,020,150,070,310,14
(01-10)/091,010,480,070,031,70,392,780,9
(11-20)/090,540,26000,910,211,450,47
(21-30)/090,040,0200000,040,02
(01-10)/1000000000
(11-20)/1000000000

* Вс – ос/час / ind. per hour; Пл – ос/км2/ ind. per km2

Речная крачка в летний период в среднем составила 36,3%, а осенью 96,5% от общего числа крачек, определённых до вида. В послегнездовой период (со второй половины июля по середину сентября) она образует стаи и отлетает вдоль морских побережий в южном и юго-восточном направлениях. Первые молодые птицы достоверно отмечены 25 августа, а в течение всего сентября они численно преобладали над взрослыми (76,5% от общей численности). Наиболее поздние осенние встречи: 17 сентября – группа и 28 сентября – одиночная особь.
Доля камчатской крачки, от числа крачек, определённых до вида, в среднем составила 63,7% в летний период и лишь 3,5% осенью. В послегнездовой период камчатские крачки постепенно исчезают. Выраженное движение этих птиц в юго-восточном направлении отмечено 27 и 28 июля, а также 18 августа. В эти дни наблюдались как одиночки, так и группы, насчитывающие до 16 особей, причем, все птицы были взрослыми. Молодые камчатские крачки за весь период работ были достоверно отмечены лишь дважды: 19 и 22 августа. Оба раза по одному экземпляру, совместно с 1-2 взрослыми птицами. В первом случае молодая птица имела заметно более короткий хвост и обладала недостаточно уверенным полётом. Осенью наиболее поздняя достоверная встреча камчатской крачки зарегистрирована 3 сентября.

Семейство чистиковые – Alcidae

Из 15 видов, зарегистрированных в водах, омывающих Сахалин (Нечаев, 2005), на исследуемой акватории в 2006 г. было отмечено 13 видов (табл. 10).
Тонкоклювая кайра – Uria aalge (Pontoppidan, 1763). Обычный вид. В связи с тем, что достоверное определение тонкоклювой и толстоклювой U. lomvia кайр в брачном наряде возможно только с достаточно близкого расстояния, подавляющее большинство учтенных нами кайр (73,7% в летний период и 92,3% – в осенний) было отнесено к категории не определённых до вида. По материалам стационарных учетов, когда большинство птиц учитывалось на значительном удалении от судна, дать дифференцированную оценку плотности каждого вида не представляется возможным (табл.10).

Таблица 10

Плотность (ос/км2) и встречаемость (ос/час) чистиковых

Вид / SpeciesПоказатель /  Декады месяцев / Decades         
parameter23-01-11-21-01-11-21-01-11-21-01-11-
3 0061 0072 0073 1071 0082 0083 1081 0092 0090091 0102 010
Тонкоклювая кайра Uria aalgeВс0,0400,040,050,060,010,080,040,030,01000
Пл0,02<0,010,030,030,010,040,020,010,01000
Толстоклювая кайра Uria lomviaВс0,020,020,10,020,050,030,0200000
Пл0,01<0,010,060,010,030,010,0100000
Кайра, не определена Uria spВс1,731,021,071,410,570,570,420,070,030,0400,04
Пл0,80,70,590,350,320,270,20,030,010,0200,02
Тихоокеанский чистикВс0,010,010000000000
Cepphus columbaПл<0,01<0,010000000000
Очковый чистик Cepphus carboВс0,020,080,030,040,010,030,150,360,05000
пл0,010,10,020,020,010,010,070,170,02000
Длинноклювый пыжикВс00,020,020,020,050,080,0200,01000
Brachyramphus perdixпл0<0,010,010,010,030,040,0100,01000
Старик Synthiboramphus antiquusВс00,020,220,140,030,020,040,180000,09
пл0<0,010,120,080,020,010,020,090000,04
Большая конюга Aethia cristatellaВс0,320,970,450,750,040000000
пл0,150,60,250,420,020000000
Малая конюга Aethia pygmaeaВс0,0100,02000000000
пл<0,0100,01000000000
Конюга-крошка Aethia pusillaВс0,0400000000000
пл0,0200000000000
Белобрюшка CyclorrhynchusВс000,01000000000
psittaculaпл000,01000000000
Тупик-носорог CerorhincaВс0,0100,020,020,240,360,070,310,47000
monocerataпл<0,0100,010,010,130,170,020,150,22000
Ипатка Fratercula corniculataВс0,040,010,020,040,030,010,0100000,07
пл0,02<0,010,010,020,020,010,0100000,03
Топорок Lunda cirrhataВс0,130,090,380,520,220,10,020,010000
пл0,070,10,210,290,120,050,010,010000
Чистик, не определён Auk sp.Вс0,380,090,381,580,340,150,10,110,010,0200,018
пл0,180,10,210,40,190,030,020,030,010,0100,01
Всего чистиковых / Auks totalВс2,742,362,774,61,591,430,891,070,580,0600,22
пл1,291,51,541,640,90,640,390,490,280,0300,1

* Вс – ос/час / ind. per hour; Пл – ос/км2/ ind. per km2

При проведении маршрутных учётов общая плотность кайр составила 0,56 ос/км2 в летний период (23-24 июня) и осенью (1 и 11 сентября) – соответственно 0,46 и 0,07 ос/км2. Тонкоклювая кайра, как вид, более тяготеющий к прибрежным и мелководным акваториям, почти во всех маршрутных учётах преобладала над толстоклювой. Её доля составила 61,3% от общего числа кайр, определённых до вида.
Толстоклювая кайра – Uria lomvia (Linnaeus, 1758). Обычный вид. По численности почти во всех учётах уступала тонкоклювой кайре, поскольку предпочитает держаться мористее и в районах с относительно большими глубинами. Её доля от общего числа кайр, определённых до вида составила 38,7%. В осенний период, когда кайры (как группа) встречались очень редко, данный вид достоверно выявлен не был.
Тихоокеанский чистик – Cepphus columba Pallas, 1811. Очень редкий вид, зарегистрированный на исследуемой акватории лишь дважды: одиночные особи наблюдалась у Лунской платформы 29 июня и 5 июля. На основании наличия у встреченных птиц хорошо выраженного белого поля на крыльях, они должны быть отнесены к номинативному подвиду.
Очковый чистик – Cepphus carbo Pallas, 1811. Немногочисленный пролётный и летующий вид. В среднем составил 4,4% от общего числа зарегистрированных здесь чистиковых птиц, видовая принадлежность которых была достоверно установлена. В летний и осенний периоды его доля от общего числа представителей семейства составила соответственно 3,7% и 8,5%. Средняя встречаемость составила 0,04 ос/час летом и 0,08 ос/час в осенний период. Птицы держались как в одиночку (57,6% случаев), так и группами до 7 экземпляров, причём большинство птиц (60,6%) отмечено в составе групп, насчитывающих от 2 до 5 особей. Наблюдался в период с 29 июня по 16 сентября. Осенний пролёт в южном и, реже, в юго-восточном направлениях, пришелся главным образом на период с 27 августа по 6 сентября.
Пестрый пыжик – Brachyramphus perdix (Pallas, 1811). Малочисленный летний и пролётный вид. Его доля от общего числа зарегистрованных чистиковых птиц, достоверно определенных до вида, в летний и осенний периоды составила 1,9% и 0,3% соответственно. Встречался нерегулярно в период с 1 июля по 17 сентября. В 60% случаев наблюдались одиночные особи, а в остальных 40% – пары. В летний период, судя по направлению перемещений, исследуемую акваторию посещали птицы, гнездящиеся на прилежащих к ней территориях. Согласно стационарным наблюдениям, средняя встречаемость вида составила 0,03 ос/ч. летом и менее 0,01 ос/ч. в осенний период.
Старик – Synthiboramphus antiquus (Gmelin, 1789). Обычный летующий и пролётный вид, в среднем составивший 3,7% от общего числа птиц данного семейства. В летний и осенний периоды его доля соответственно составила 3,5% и 10,9% от общего числа зарегистрированных здесь чистиковых птиц, видовая принадлежность которых была достоверно установлена. Средняя встречаемость как летом, так и осенью составила 0,05 ос/час (при вариациях летом от 0 до 0,18 ос/час; осенью от 0 до 0,14 ос/час). Наблюдался в период с 3 июля по 12 октября. Характерен стайный образ жизни: одиночные особи зарегистрированы в 25,9% случаев, большая часть птиц держалась группами по 2-5 птиц, а самая крупная стая насчитывала 18 экземпляров.
Большая конюга – Aethia cristatella (Pallas, 1769). Обычный вид, встреченный только в летний период (с 23 июня по 5 августа), когда он составил 19,9% от общего числа зарегистрированных здесь чистиковых птиц, определенных до вида. По данным стационарных наблюдений средняя встречаемость летом составила 0,28 ос/час (при вариациях от 0 до 0,77 ос/час), а средняя летняя плотность достигла 0,21 ос/км2 (при вариациях от 0 до 0,6 ос/км2 ). Для вида характерен стайный образ жизни. Одиночные особи зарегистрированы лишь в 8,6% случаев. Большая часть птиц держалась группами по 2 до 5 птиц, а самая крупная стая, встреченная 9 июля, насчитывала около 80 экземпляров.
Малая конюга – Aethia pygmaea (J.F. Gmelin, 1789). Редкий вид, дважды встреченный у Лунской платформы в летний период: 30 июня (одиночка) и 11 июля (две птицы).
Конюга-крошка – Aethia pusilla (Pallas, 1811). Редкий вид, лишь однажды встречен у Лунской платформы, где 23 июня наблюдалась группа, состоящая из 4 особей.
Белобрюшка – Cyclorrhynchus psittacula (Pallas, 1769). Редкий вид, встречен единственный раз: одиночная птица, летящая в юго-восточном направлении, наблюдалась 14 июля у Лунской платформы.
Тупик-носорог – Cerorhinca monocerata (Pallas, 1811). Немногочисленный летний и обычный пролётный вид, наблюдавшийся с 23 июня по 17 сентября. В летний и осенний периоды его доля составила соответственно 5,1% и 53,9% от общего числа зарегистрированных здесь чистиковых птиц, видовая принадлежность которых была достоверно установлена. По результатам стационарных наблюдений средняя встречаемость составила 0,08 ос/час летом и 0,21 ос/час в осенний период, а средняя плотность населения соответственно 0,05 и 0,07 ос/км2. Характерен стайный образ жизни: одиночки зарегистрированы в 38,6% случаев; большая часть птиц держалась группами по 2-5 особей, а самая крупная стая насчитывала 14 экземпляров.
Ипатка – Fratercula corniculata (Naumann, 1821). Малочисленный летний и пролётный вид, наблюдавшийся в период с 27 июня по 15 октября. В летний и осенний периоды его доля составила соответственно 1,06% и 1,6% от общего числа зарегистрированных здесь чистиковых птиц, видовая принадлежность которых была достоверно установлена. По материалам стационарных наблюдений средняя встречаемость ипатки, как летом, так и осенью составила около 0,02 ос/час, причём в осенний период этот вид встречался крайне нерегулярно. Плотность населения никогда не превышала 0,02 ос/км2. Птицы держались в одиночку или парами; однажды была зарегистрирована группа, состоящая из 4 птиц, а в двух случаях ипатки объединяясь с топорками.
Топорок – Lunda cirrhata (Pallas, 1769). Обычный летний и редкий пролётный вид, наблюдался в период с 23 июня по 1 сентября. Его доля от общего числа чистиковых, определенных до вида составила 10,7% в летний период и лишь 0,8% – в осенний. По данным, полученным в результате стационарных наблюдений, средняя встречаемость топорка летом составила 0,16 ос/час (при вариациях в отдельные декады от 0,02 до 0,4 ос/час), а осенью, когда вид встречался единично, она не превышала 0,01 ос/час. Летняя плотность находилась в пределах от 0,01 до 0,29 ос/км2, в среднем – 0,12 ос/км2. Чаще всего птицы держались в одиночку или парами (соответственно в 56 и в 36% случаев), реже (в 6,4% случаев) по три особи. По одному разу регистрировались группы, состоящие из 4 и 6 экземпляров, в том числе совместно с ипатками.

 

Литература

Глущенко Ю.Н. Массовый пролет чернозобой гагары (Gavia arctica) у восточных побережий Сахалина осенью 2000 г. // Животный и растительный мир Дальнего Востока. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 5. Уссурийск: УГПИ, 2001. С. 41-46.
Глущенко Ю.Н. Материалы к изучению птиц Японского моря и восточного шельфа Сахалина // Животный и растительный мир Дальнего Востока. Серия: Экология и систематика животных. Вып. 6. Уссурийск: УГПИ, 2002. С. 106-115.
Глущенко Ю.Н., Глущенко В.П. Летнее и осеннее население водных птиц северо-восточного шельфа Сахалина // Животный и растительный мир Дальнего Востока. Вып. 11. Уссурийск: УГПИ, 2007. С. 94-126.
Коблик Е.А., Редькин Я.А., Архипов В.Ю. Список птиц Российской Федерации. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006. 256 с.

Нечаев В.А. Птицы острова Сахалин. Владивосток: ДВО АН СССР, 1991. 748 с.
Нечаев В.А. Обзор фауны птиц (Aves) Сахалинской области // Растительный и животный мир острова Сахалин (Материалы Международного сахалинского проекта). Ч. 2. Владивосток: Дальнаука, 2005. С. 246-327.
Тиунов И. М., Блохин А.Ю. Чайковые (Charadriiformes: Laridae) севера Сахалина // Растительный и животный мир острова Сахалин (Материалы Международного сахалинского проекта). Ч. 2. Владивосток: Дальнаука, 2005. С. 234-245.
Шунтов В.П. Птицы дальневосточных морей России. Т. 1. Владивосток: ТИНРО, 1998. 423 с.

Скачать статью

Рекомендуемое цитирование

Ю.Н. Глущенко, В.П. Глущенко, Е.Б. Лебедев. Результаты визуальных учетов водных птиц, выполненных на северо-восточном шельфе о. Сахалин в 2006 году // ДВ Орн. Журнал 2011. №2, С. 56–78